Челябинский бизнесмен взыскал с московских перевозчиков 900 тыс. за украденный товар.

Челябинский бизнесмен взыскал с московских перевозчиков 900 тыс. за украденный товар.

Девятый арбитражный апелляционный суд Москвы постановил взыскать с ООО «Первая экспедиционная компания» в пользу челябинского предпринимателя Александра Санарова 900 тыс. рублей за потерю груза. Санаров доверил сотрудникам ПЭК перевозку партии товара с Южного Урала в Ярославль, однако на месте транспортники отдали груз мошенникам с подложными документами.

 
«В 2016 году я пытался открыть бизнес в Ярославле, – рассказал корреспонденту Znak.com Александр Санаров. – В Челябинске у меня был магазин автозапчастей, планировал заняться тем же и в Центральной России.
Заключил договор с ПЭК, отправил в Ярославль расходники – масла, самые ходовые запчасти. Рассчитывал сам встретить перевозчиков и принять товар на месте, однако, когда связался с ними, выяснил, что за меня мой груз уже получил какой-то неизвестный человек, предъявивший доверенность от моего имени».
Санаров, возмутившись, написал заявление в Ярославское УМВД, параллельно подал в суд на ООО «ПЭК». По просьбе представителей компании, процесс шел в арбитражном суде Москвы, где находится центральный офис ответчика. Первый процесс челябинец проиграл, обжаловал решение в апелляционной инстанции и добился победы.
В суде было установлено, что груз вместо указанного в накладной Санарова получил некий гражданин Гордийчук, предъявивший сотрудникам ПЭК паспорт, рукописную доверенность и даже ксерокопию паспорта самого потерпевшего хозяина груза. Но, по словам адвоката Сергея Гаврюшкина, в ходе судебных процессов было проведено несколько экспертиз, и в итоге выяснилось, что предъявленные ярославским мошенником документы не выдерживают критики.
Так, неверные сведения были указаны в доверенности, предъявленной Гордийчуком, и в ксерокопии паспорта Санарова: дата выдачи паспорта, дата рождения, место регистрации, даже подпись и фотография челябинского предпринимателя не соответствовали действительности.
Между тем представитель перевозчиков Максим Иноземцев не раз подчеркивал, что его компания не может нести ответственность за потерю груза, так как не выдавать Гордийчуку товар не было оснований: не могут же все сотрудники быть экспертами по выявлению подложных документов.
«Представитель ответчика хочет сказать, что общество „ПЭК“ может, грубо говоря, само себе выписать доверенность и получить любой груз, — отметил Гаврюшкин. — И никакой ответственности за это нести не будет. Так получается? Компания выступает в качестве профессионального грузоперевозчика, основная задача которого и заключается в безопасной доставке груза по назначению и выдаче его установленному лицу. В поручении экспедитору и складской накладной указаны грузоотправитель и грузополучатель в одном лице, то есть Санаров. Каких-либо поручений передавать груз иному лицу истец не давал. Ответчик мог просто позвонить клиенту по двум номерам телефона, указанным в поручении экспедитору и складской накладной, уточнить, действительно ли за грузом явилось уполномоченное Санаровым лицо. Кроме того, ответчик мог направить истцу телеграмму, заказное письмо. Мог любым другим способом связаться с истцом и уточнить информацию о получателе груза. Таким образом, ответчик в нарушение пункта 1 статьи 401 Гражданского кодекса РФ не принял все меры для надлежащего исполнения обязательства».
Если арбитражный процесс Александр Санаров выиграл, то уголовное преследование похитителей груза заглохло, толком не начавшись.
«Все результаты экспертиз, полученные в ходе суда, я пересылал в ярославскую полицию. – объяснил корреспонденту Znak.com предприниматель. – Но в ответ получил постановление об отказе в возбуждении дела. Следователь по телефону объяснил мне, что дело бесперспективное: тот же Гордийчук – просто одно из звеньев длинной цепочки, шофер, которого настоящие мошенники наняли на один раз получить по подложным документам груз. Настаивать я не хочу: ярославский проект закрыл, да и в Челябинске уже сменил сферу деятельности, закрыв бизнес с запчастями. Хотя осадок от такого отношения полиции, конечно, остался».